ГИРБО - комментарии Рабинович А.М.

Закон «О бухгалтерском учете», как известно, четко различает формы отчетности, утвержденные Приказом Минфина России № 66н, и машиночитаемые электронные форматы представления отчетности, утвержденные ФНС России (см. подп.6 п.3 ст.21, п.6, 8 ст.18 в ред., действующей с 2020 года). 

О форматах, и о формах, как о разных феноменах говорится и в письме ФНС России от 25 ноября 2019 г. N ВД-4-1/24013@ «О рекомендуемых форматах и формах представления БФО», и в Информационном сообщении Минфина России от 25 декабря 2019 г. N ИС-учет-21 «Новое в бухгалтерском законодательстве: факты и комментарии»). 

И, например, для субъектов малого предпринимательства, имеющих право представлять отчетность за 2019 год на бумажном носителе, ничего не меняется – сдают по обычным формам (см. п.16 Приказа ФНС России от 13 ноября 2019 г. N ММВ-7-1/569@ «Об утверждении порядка представления экземпляра составленной годовой бухгалтерской (финансовой) отчетности и аудиторского заключения о ней в целях формирования государственного информационного ресурса бухгалтерской (финансовой) отчетности», а также последнюю фразу в Информационном сообщении Минфина России от 25 декабря 2019 г. N ИС-учет-21 «Новое в бухгалтерском законодательстве: факты и комментарии»). 

Кроме того, согласно п.7.1 ст.13 Закона «О бухгалтерском учете» отчетность составленная в электронной форме, подлежит изготовлению на бумажном носителе, в том числе по требованию государственного органа. То есть подразумевается идентичность электронной и бумажной форм отчетности. 

Поэтому, как представляется, вопрос не в том. Что формы и форматы различаются, а в другом: пользователь, получивший (взявший) отчетность организации из ГИРБО, будет видеть (после раскодировки?) формы или форматы? Но прежде, чем обсуждать это, надо уточнить вопрос у ФНС или операторов ЭДО.  

27.01.2020, 13:59 | 550 просмотров | 254 загрузок

Категории: Другие документы БМЦ